Сеть против перевернутой пирамиды

В идеале, было бы хорошо, чтобы и Додон, и Санду, как две крайности, разделяющие наше общество, одновременно покинули молдавскую политику. Но они этого не сделают. Да им и не позволят этого сделать. Это случится только в том случае, если этого захотят сами граждане Молдовы.

25 августа ЦИК и другие государственные учреждения дали старт мероприятиям по подготовке и проведению выборов президента Молдовы, которые назначены на 1 ноября. С 1 сентября можно будет создавать инициативные группы по выдвижению кандидатов в президенты. Они должны собрать от 15 до 25 тысяч подписей в поддержку кандидата и представить их в ЦИК до 1 октября. За 30 дней до дня выборов будет разрешена предвыборная агитация, а через две недели после 1 ноября пройдет второй тур выборов, если первый не определит (а он не определит) победителя. 5 декабря — крайний срок, когда Конституционный суд должен утвердить результаты голосования.

Эти выборы президента как никогда бестолковые. Они снова проводятся по правилам, которые установил своим незаконным решением от 4 марта 2016 года плахотнюковский Конституционный суд. Назначил их самый позорный и импотентный в истории Молдовы парламент, избранный по «смешанной системе» Плахотнюка-Додона, которая была отменена после «революции послов», изгнавших всесильного олигарха за границу.

Позитивного смысла у этих выборов нет. Негативный смысл заключается в том, чтобы не дать занять президентское кресло своим противникам. Кто будет в нем сидеть, имеет значение для дальнейшего развития событий, в частности, для роспуска парламента, назначения досрочных выборов нового законодательного органа и стартовых позиций участников таких выборов.

Можно и дальше называть выборы президента 1 ноября нелегальными и нелегитимными. Для этого есть все основания. С другой стороны, легальность им придают действия государственных учреждений, которые их проводят, а легитимность появляется в результате участия в голосовании самих граждан-избирателей, но главное, по причине признания этих выборов международным сообществом, которое до сих пор и было главным источником легитимности всего происходящего в Молдове в ее качестве гибридной колонии разновекторных внешних игроков.

Можно эти выборы бойкотировать, можно в них участвовать, но они все равно состоятся. Эту ржавую, тарахтящую электоральную дрезину уже не остановишь. Для зарубежных наблюдателей и внешних координаторов этого процесса главная интрига та же, что и раньше. Иностранная пресса снова пишет о геополитическом столкновении «пророссийского» действующего президента Игоря Додона и «фаворитки Запада» Майи Санду. Многие молдавские избиратели, может быть, даже большинство из них, разделяют такую оптику. Большинству не нравится ни Додон, ни Санду, но одни не согласны на то, чтобы в кресле президента оставался бывший подельник Плахотнюка «пророссийский» Додон, а другие не хотят, чтобы это кресло заняла «румынская фашистка» Санду. Поэтому по уже сложившейся тупой традиции большинство избирателей будет голосовать не за какого-то кандидата, а против какого-то другого.

Кто, если не Додон, не Санду же? Кто, если не Санду, ведь не Додон? Додон, может, не идеал, но Санду еще хуже! Санду — не сто долларов, чтобы всем нравится, но Додон — это вообще дно. Такие мнения можно услышать от болельщиков противоборствующих сторон, голосующих за «меньшее зло».

Фанаты Додона и Санду готовы держаться за них до последнего. Их можно понять.

Додон соорудил перевернутую пирамиду вождистско-мафиозного типа, которая кормит, в буквальном смысле слова, десятки тысяч людей. Додон выступает в качестве наследника Плахотнюка, распорядителя неограниченных материально-финансовых, административных, медийных ресурсов. Он демонстративно плюет на закон, изображая из себя альфа-самца, которому все дозволено. Самый свежий пример — публикация додоновского «Отчета перед народом». Он выпущен в качестве специального издания газеты «Социалисты». Спрашивается, на каком основании политическая партия спонсирует издание отчета о деятельности президента? В этот же отчет Додон включил данные о благотворительной деятельности фонда своей жены, который пополняется из мутных иностранных источников. Опять же, спрашивается, кто дал Додону право распоряжаться каким-то незаконным параллельным бюджетом, который пополняется непонятными спонсорами из-за рубежа? При этом он еще имеет глупость включать эту информацию в свой отчет о деятельности уже в качестве главы государства. Ответ простой: Додону плевать на то, что он нарушает закон. Он делает это нарочито публично, как и отказывается носить маску, и проходить карантин после зарубежных поездок, чтобы показать свою крутизну и свое нахождение над законом.

Но крутизна Додона — это блеф. Перевернутая пирамида, которая держится на его плечах, крайне неустойчивая. Если даже пирамида власти Александра Лукашенко, которая, в отличие от додоновской, покоится на прочном широком основании, зашаталась, то что говорить о зыбкой конструкции молдавского президента. Достаточно выбить из-под ее основания самого Додона, и эта система завалится, как упала система Януковича, или бывшего старшего партнера Додона Плахотнюка. Какое-то время остатки такой системы еще могут существовать, возможно, даже с участием самого Додона, например, в качестве депутата, спикера или премьера. Но через один-два электоральных цикла от нее ничего не останется. Люди из бывшего окружения Додона начнут создавать собственные пирамидки власти и искать для этого своих спонсоров-кормильцев, среди которых, очень может быть, окажутся и бывшие спонсоры Додона.

Угроза падения и разрушения перевернутой пирамиды Додона пугает тех, кто подключен к ней, как к аппарату искусственной вентиляции легких. Сам Додон со своей семьей не пропадет, но те десятки тысяч людей, которые сегодня кормятся со стола его мафиозно-политической корпорации, боятся остаться без средств к существованию. Этот страх усиливается еще больше из-за опасений в том, что на руины додоновской пирамиды придет «унионистка Санду», которая присоединит Молдову к Румынии, а всех несогласных просто уничтожит. Для таких опасений есть основания: никто не сделал так много для распространения в Молдове унионистских настроений, как «государственник» Додон. За время его президентства процент граждан Молдовы, готовых голосовать за присоединение к соседней стране, вырос с 22 до 37.

Система, которую представляет Санду, выстроена по-другому. Это паутина отношений с «парнерами по развитию», НПО, СМИ и т.д. и т.п., которая плотно опутывает все общество и институты государства по горизонтали и вертикали. Политические партии — не самая важная составляющая этой сети. Лучшим подтверждением этому служит то, что эта сеть во многом затянула и самого Додона, хотя формально он и остается лидером ПСРМ, как бы находящейся вне этой сети, и на словах даже противостоящей ей. Для этой матрицы такие партии, как PAS, и такие кандидаты, как Санду — всего лишь наконечник копья, которое должно поражать таких «врагов», как Додон. Последний, как Мальчиш-Плохиш, пытается примазаться к этому «буржуинству», постоянно юлит и переобувается в воздухе, придумывает какие-то «взвешенные политики», но он для этой сетки все равно будет всегда оставаться чужеродным элементом. Зачем ее менеджерам какой-то Додон, если у них есть свои проверенные прокси, в самом прямом смысле находящиеся на содержании у западных правительств и организаций.

Если с уходом Додона созданная им пирамида быстро разрушится, то с уходом Санду сеть, которую она представляет, сохранится и выдвинет других лидеров. В первом случае будут долго и нудно искать и мастерить другое копье, строить новую перевернутую пирамиду. Во втором на копье просто поменяют наконечник. Но Молдове и ее гражданам от этого ни холодно, ни жарко, потому что все это происходит в логике гражданского противостояния и разъединения, в то время, как нам нужно примирение и объединение.

В идеале, было бы хорошо, чтобы и Додон, и Санду, как две крайности, разделяющие наше общество, одновременно покинули молдавскую политику. Но они этого не сделают. Да им и не позволят этого сделать. Это случится только в том случае, если этого захотят сами граждане Молдовы.

Дмитрий Чубашенко